Из одной книги

06 Сен 2011

жбан

В своем предисловии к «Словарю «живого великорус­ского языка» Владимир Даль очень много говорит о си­бирских наречиях.

За прошедшие столетия существования Сибири боль­шое количество слов, приведенных В. И. Далем как си­бирских, стали общерусскими и давно вошли в литера­турный язык наш. Например, «гнус, строганина, зарод, огневица, служивый, рекостав, обутки, сполох, братан…»

Интересно, что жаргонное словечко СТЫРИТЬ, пере­шедшее в воровское арго в значении «украсть», в Сиби­ри значит «спорить». А в далевском словаре указаны еще областные значения — шнырять, шататься…

Очень хорошо о русском языке в Сибири написал В. М. Пухначев в «Сибирских бывальщинах», изданных в 1970 году Алтайским книжным издательством в Барнауле.

«В бесчисленных путешествиях по родному краю на­ходил я песни или сказания и изумительные слова, со­зданные народом-языкотворцем». И В. М. Пухначев об­ращается к читателям: «Мне хотелось бы только поже­лать всем, кто услышит яркое слово, бывальщину, са­мобытную песню, — запишите, запомните их. Приходят и уходят люди. Остается народ, его великий русский язык, волшебное слово».

Восхищается автор словом СИБИРИНКА (вместо сибирячка) и поэтично сравнивает его с «капелькой ро­сы на ладони, вместившей в себя все цвета радуги».

В рассказе «Пострадал из-за любопытства» старик говорит: «Лопатина-то у меня справна была». Это си­бирская верхняя одежда. У Даля сказано: «Лопатина — рабочая, ветхая, плохая одежда».

В этом же рассказе упоминается ЛЕСТОВКА, кото­рой подпоясался старик.

Очевидно, первоначальный смысл — кожаные четки у старообрядцев — уже изменился, и сейчас «лестовка» в Сибири значит просто пояс или веревка.

Встречается у В. М. Пухначева слово ДРЫН: «Ду­маешь дрын-то из плетня выдернуть да по нашему подветренскому вдарить?» Очевидно, дрын — это кол, дуби­на, большая палка.

В этом же рассказе фраза: «Подхватили меня под крыльцы», КРЫЛЬЦЫ — заплечья.

В литературном русском языке слово исчезло, но жи­вет до сих пор в говорах Сибири.

Выражения «уладить дело» или «наладить машину» у нас существуют, а вот в Сибири ЛАДИТЬ значит еще и лечить: «Пал я, да вот третий месяц и маюсь… Спаси­бо, Секлетея ладить приходит» (рассказ «Пострадал из-за любопытства»).

Здесь же фраза: «По распадкам и сограм лежат мет­ровые снега». У Даля слово СОГРЫ—дебри, тайга.

ВАРНАК — каторжник. Слово архаичное, сейчас не­часто встретишь, а в Сибири оно бытует, и даже произ­водное, собирательное есть: «…не скрою, — говорит ста­рик, — разбойный народишко, варначье попадалось…»

В холодной Сибири, точно в холодильнике, сохрани­лись слова, давно исчезнувшие из нашего обихода. В рассказе «Осерчал варнак» есть слова ЦЕЛОВАЛЬ­НИК, КАЗЕНКА — водка, КОНДОВОЙ — кряжистый, ОБЛАСОК — лодка: «…На реке показался обласок… Гребла жена Тимофея. Она привычно и сильно двигала лодку против течения».

В рассказе «Средствие» говорится о больном глазе: «Шар-то лопнул!»

Замечательно, что ШАР — глаз — бытует до сих пор в Сибири. Слово «шар» в этом значении изредка встре­чается в нашей литературе, например, в повести Горь­кого «В людях» солдат говорит: «Что вылупил шары-то на меня?»

Стоит отметить, что древнерусское слово «глазкы» значило «шарики». Отсюда и диалектное «шары» — глаза.

Древнее русское слово есть и в рассказе «Томитель­ность»:

«…Секлетея-то всполошилась, побежала искать На­талью. Смотрит на огороде — нету, в баньке — нету, на улке — нету!» УЛКА — старинное слово, оно сохра­нилось в русском языке только в производных словах «переулок, закоулок». Наше «улица» имеет тот же ко­рень «ул».

В этом же рассказе: «Подскакиваю к воротам, а на­встречу-то евонна мать, Лампея Петровна, со жбанчи­ком медовухи».

Сейчас ЖБАН считается устаревшим, архаичным словом и может встретиться разве в историческом рома­не, а в Сибири оно живет и «работает».

В этом же рассказе есть хорошее слово УБЕЖНИЦА — беглянка.

В рассказе «Без понятия» встретилось интересное слово ЛАХУДРА: «…лошаденка похуже — не может воз-то па гору взвезти… Идут мужики к Иванке: помо­гай! Ну, тот бросит ковать, подойдет, говорит: «Ты эту лахудру из оглобель-то выдерни».

Ни в одном нашем словаре слово «лахудра» не от­мечено, даже у Даля. Только Фасмер объясняет его как «растрепа, неряха (о женщине)» или как «слабый, бо­лезненный человек», а в данном рассказе имеется в ви­ду просто кляча.

О том, что ещё говорили великие исторические личности вы сможете узнать тут.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *