Необычайное путешествие

03 Сен 2011

Маяковский Ленин

Для этого путешествия не надо ни рюкзаков, ни аль­пенштоков, ни палаток и спальных мешков; не потребу­ется снаряжать корабль, хотя это будет славное путе­шествие по океану русских слов!

Но все же необходимо вооружиться — вооружиться терпением…

Начнем путешествие с простейших, обиходных слов ПОВАР, КУХАРКА, СТРЯПУХА. В словах «повар», «поварня» ясно слышится корень ВАР, по-древнерусски ВАРЬ — жара, кипящая вода, смола, и в немецком язы­ке warm (варм) значит теплый, горячий.

От корня «вар» у нас — «отвар», «варить» и, конеч­но, «повар» и «поварня». Это очень древние слова, от­меченные в древнерусском языке уже в XI веке: «По заоутрени идяше в поварыницю и приготовяше огнь, во­ду, дрова, и придяху прочии повари от братье» (Пов. временных лет., под 1074 г.).

Слово «повариха» сейчас у нас употребляется реже, чем «кухарка», но повариха упоминается в «Сказке о царе Салтане» А. С. Пушкина:

В кухне злится повариха.

До Великой Октябрьской Социалистической револю­ции «кухарка» было словом если не бранным, то прене­брежительным, говорили, например, «кухаркиным детям не место в гимназии» и т. д. После революции же В. В. Маяковский говорил в поэме «Владимир Ильич Ленин»:

Мы и кухарку

каждую

выучим

управлять государством!

Интересно, что повар раньше назывался «кухарь». Слово это проникло к нам из польского, а в польском оно — германское заимствование. В древневерхненемец­ком был глагол kochen — варить.

Интересно происхождение синонима слова «кухар­ка» — «стряпуха».

В древнерусском языке глагол «стряпати» имел не­сколько разных значений. В Ипатьевской летописи в за­писи под 1146 годом сказано: «Княже, не стряпай, поеди, зде ти не о чемъ быти».

В «Софийском временнике» 1240 года: «Не мози стряпати въ земли сеи долго, время ти уже итьти на Угры…» В этих примерах «стряпати» — «медлить».

Но в то же время глагол «стряпати» еще значил «занимать должность, улаживать дело». В Древней Руcи были стряпчие при великокняжеском дворе: «Князь же великий отвратися и нача говорити детемъ боярскимъ и стряпчимъ своимъ». Затем значение стряпчих уменьши­лось, они превратились в мелких ходатаев по делам су­дебным.

Глагол «стряпать» сохранился сейчас в значении «го­товить еду» и «небрежно, кое-как, плохо делать что-ли­бо». Например, стряпать стишки или картинки — у Ю. В. Трифонова в повести «Студенты»: «Старые немец­кие картины, появившиеся в эти дни на городских экранах, возмущали Мусю… Лучше уже скушать порцию пломбира, чем смотреть эту стряпню». «Стряпня» от «стряпать» в этом значении.

Интересное сопоставление. В повести А. И. Эрлиха «Молодые люди» приведен разговор в гостях «Законно сидим, кушаем не что-нибудь, а коньяк…»

«Гости потребовали покушать немедленно». «Поку­шать» здесь значило «выпить», — прибавляет автор книги.

Да, «кушать» значило не только есть, то есть завтра­кать, обедать, ужинать, кушать — это и пить, и не толь­ко воду.

«Выкушайте чарочку», — предлагали когда-то гос­тям.

В рассказе «Кухарка женится» А. П. Чехова: «Да что вы все чай да чай? Вы бы водочки выкушали!»

В «Гробовщике» А. С. Пушкина: «Гробовщик просил сапожника садиться и выкушать чашку чаю…» И в «Ев­гении Онегине»:

Вот это барский кабинет;

Здесь почивал он, кофей кушал…

За всякую работу, за службу платят деньги. В ста­рой России это называлось жалованьем. Корней Чуков­ский в книге «Живой как жизнь» писал: «Изгнано слово ЖАЛОВАНИЕ, которое заменилось «зарплатой», ибо в ЖАЛОВАНЬЕ с давних времен сохранился оттенок. уни­зительной милости». Раньше, например, говорили: «Го­сударь жалует тебя» (землей или чином).

И правда, человек работает, трудится, а его «жалу­ют» — точно милостыню подают! Слово это одного кор­ня с «жалостью».

Еще более древнее слово ОКЛАД, отмеченное в Та­моженной Новгородской грамоте 1571 года в значении «обложение пошлиной: «А окладывати товарь таможникамъ… по цене как которой товарь чего стоить».

И у А. С. Пушкина в «Истории Пугачева»: «Пред сим цена соли, установленная Пугачевым, была по 5 коп. за пуд; подушный оклад по 3 коп. с души…» Но у Пушки­на слово упоминается и в значении зарплаты: «Они по­лучали по 300 р. окладу»; и в значении металлического покрытия икон, риз.

Например, в «Арапе Петра Великого»: «Тихо тепли­лась лампада перед стеклянным кивотом, в коем бли­стали золотые и серебряные оклады наследственных икон».

Сейчас у нас наряду с зарплатой укрепилось и слово ПОЛУЧКА.

В романе «Журбины» В. А. Кочетова: «Алексей будет ходить на завод, получать два раза в месяц получку». Существительное «получка» — от глагола «получить», в древнерусском было слово «лучить», от которого обра­зовались «получить», «отлучить», общий корень имеют «случай» и «случайность».

Наше слово ЗАРПЛАТА объяснений не требует, а вот что такое ПЛАТА?

Слово очень интересное и «проплыть» по океану слов придется далеко.

В Древней Руси деньгами служили шкурки белок — «белы» и шкурки дорогих куниц — «куны». Скот тоже был деньгами.

Хорошо написано об этом в книге М. О. Косвена «Очерки истории первобытной культуры»: «Весьма рас­пространенными « живыми деньгами» был рогатый скот, верблюды, овцы, лошади. Отсюда в ряде языков слово СКОТ стало обозначать «деньги». В Киевской Руси скот значил «деньги», скотница — «казна», а скотолюбие — не что иное, как любовь к деньгам, стяжательство. Ла­тинское pecunia (пекуниа) — деньги происходит от pecus (пекус) — скот».

Расплачивались на Руси и отдельными кусками по­лотна «платами». Общий с этим словом корень имеют слова «полотно», «платье», «полотенце», «плащ».

В числе наименований вознаграждения за труд име­ется и слово гонорар — от латинского honorarius — по­четный, назначаемый ради чести, достоинства. С тем же корнем и «гонор» — заносчивость, спесивость.

У Мамина-Сибиряка в «Бурном потоке»: «Калерия держала себя всегда с большим гонором и относилась ко всем другим жильцам свысока».

Всякая оплата — гонорар, заработок и т. д. — явля­ется НАГРАДОЙ за труд. Вот еще одно слово, оно име­ет общий корень со словом «город».

В Древней Руси великие князья награждали людей, приближенных своих, даря им населенную территорию, ГОРОДКИ. Например, в «Повести временных лет» на­писано: «Прия власть Рюрикъ раздая мужемъ своимъ грады», то есть НАГРАЖДАЯ их! (862 год).

Интересны слова-омонимы МАРКИЗА — дворянский титул в Западной Европе и МАРКИЗА — полотняный навес над витриной магазина на окнах, жалюзи. Оба эти слова из французского и пишутся одинаково.

В рассказе И. А. Бунина «Море богов» написано: «Спущены зеленые жалюзи над окнами, спущены мар­кизы над витринами».

«Маркиза» уже встречается у А. С. Пушкина в «За­писках бригадира Моро де Бразе»: «Много претерпел бы я во время сего перехода, если бы генерал барон Алларт… не снабдил меня… прекрасной палаткой, с ее маркизою».

Слово давно уже вошло в наш литературный язык, но каково его происхождение?

Объяснение этому можно найти в путевых очерках декабриста Н. А. Бестужева. Бестужев описывает ма­рокканский городок: «По ясному зною мы прошли несколько улиц между домами, всячески защищенными от жара. Окна закрыты жалюзями-марокезами…»

Бестужев привел местное марокканское название ЖАЛЮЗИ-марокезы, которое, вероятно, сблизилось по звучанию со словом «маркиза». Существует у нас и сло­во «марокен», отмеченное в словаре профессора Д. Н. Ушакова: «…по имени страны Марокко. Тисненый сафьян для книжных переплетов» (во французском maroquin).

В «Рассказах о книгах» известного книголюба Смир­нова-Сокольского: «Книга переплетена в роскошный золототисненый зеленого цвета марокен».

Французский инженер Кюньо в 1769 году создал па­ровой автомобиль. Управляли им водители, бывшие од­новременно кочегарами — истопниками. Назывались они ШОФЕРАМИ от французского глагола chauffer (шофе) — греть, топить. Только в XX веке название «шофер» пришло к нам из Франции в значении «води­тель автомобиля». И сейчас уже никто не помнит пер­воначального значения этого слова.

PS: материалы о публичной жизни знаменитых людей современности читайте на night-starz.ru.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *