Чудесная грамматика

08 Сен 2011

шашки

Некоторые школьники пугаются, когда их заставляют заучивать такие слова, как суффикс, префикс, аффикс, путают антонимы, синонимы, омонимы…

Между тем, если поглубже вникнуть, сколько интересного скрывается за этими не всегда понятными сло­вами.

Возьмем и оживим хотя бы слово ОМОНИМ. Это древнегреческое слово homonymos— омонимос — одинаковое имя, т. е. слова с одинаковым звуча­нием, но с разным значением.

Просто удивительно, как много омонимов в русском языке! И разве не интересно узнать, почему вдруг со­вершенно идентичные по звучанию слова имеют разный смысл?

Некоторые омонимы известны в языке с глубокой древности, другие появились из чужих языков; имеются омонимы, которые образовались уже в наше время. Что ни слово, то загадка! Например, какая связь между лав­кой и банкой? Или почему быки — животные имеют об­щее название с быками — каменными устоями мостов? Почему у косы три значения? Что произошло с луком, который из овоща превратился в боевое оружие? А обык­новенный водопроводный кран стал подымать много­тонные конструкции на стройках? Разве все это не ин­тересно?

Некоторые слова только во множественном числе, оказываются омонимами, например ШАШКА — холод­ное оружие, а ШАШКИ — игра.

Шашки и шахматы были известны на Руси до XIII века, упоминаются они в «Новгородской кормчей книге» 1280 года: «Лекы и шахматы имети да ся останеши» и в сборнике поучений «Пчела» (XIV век): «Тавлеи и шахы у многих у вас обретаемы суть».

Шахматы — от персидского шах — император, мат — умер.

ШАШКА — сабля — позднее (XIX в.) заимствова­ние из черкесского языка (Шанский).

В древности было три слова-омонима «лук»: У Гри­гория Назианзина (XI в.): «Лук напряги и приготовь». В «Повести временных лет»: «…приима лукъ свой и на­ложи стрелу». В «Книге чисел»: «Ядохом черный лук».

Как мера земли ЛУК упоминается в Списках Соло­вецкого монастыря: «Дали есьмя два лука земли…»

Разберем еще три значения слова «банка» — отмель, скамья на лодке и стеклянный сосуд для жидкостей, консервированных продуктов и т. д.

Какая связь между лавкой и банкой?

Банка-отмель и банка — скамья на лодке заимство­ваны из немецкого или голландского языков. Отметим, что БАНКА — песчаная отмель, то есть — МЕЛЬ, на которую САДЯТСЯ суда! И на банку-скамейку садятся люди. Скамейка и лавка — синонимы. Скамейка — за­имствование из среднегреческого, отмечена в Лаврентьевской летописи под 1230 годом, а ЛАВИЦА (лавка) и ЛАВА (мостки) — в XIII—XIV вв.

Лавка как торговое заведение отмечена в Духовной грамоте Новгородца Остафья 1396 года: «А что лавка наша на Хопылскомъ ряду… а въ томъ мне съ Григорьемъ половина, а Семену половина». Торговали раньше просто на досках-лавках, раскладывали на них товары. Это значение лавка-скамья осталось у нас в слове «при­лавок», на котором и теперь лежат товары.

Осталось в языке и слово «лава» — мостки через болото или ручей. Например, в рассказе А. Шишова «Сестры»: «Пробегая улицей, спустилась на шаткие, в две жердочки, лавы, переброшенные через овраг».

В древности на скамейках торговали и в других странах. В чудесной книге 3. Шишовой «Великое плава­ние» (о Христофоре Колумбе) упоминается о Генуе, где на улицах сидели менялы на скамейках. По-итальянски скамейка «банко». Над каждой скамейкой была фами­лия ее владельца: «Иль банко ди Джакомо Фульчинелли. Иль банко ди Томазо Эсколапеи. А на мраморном портале величественного здания — золотыми буквами: ИЛЬ БАНКО ДИ ГЕНОВА…»

Нашу же банку — стеклянный или глиняный сосуд (такое простое слово!) — филологи считают родствен­ницей БАНИ, древнерусского слова, отмеченного во многих летописях до X века как «сосуд», «купель», в свою очередь заимствованного из древнегреческого balaneton— купальня, ванна. В бане мо­ются, то есть очищаются от грязи. Так вот получилось еще и новое слово БАННИК — длинная щетка для очистки канала орудийного ствола.

Обычно считают, что тюркские слова проникли в наш язык во время монголо-татарского ига, продолжавшего­ся почти 250 лет, но первое знакомство с печенегами, половцами, хазарами относится к эпохе Киевской Руси, то есть больше тысячи лет тому назад.

Московская Русь знала тюрков Золотой Орды, а за­тем татар Астраханского и Казанского ханств.

Многие тюркские слова обогатили наш язык, другие совершенно изменили свое первоначальное значение. Здесь разберем только омонимы ЛЮЛЬКА — куритель­ная трубка и ЛЮЛЬКА — колыбель.

Что общего может быть между ними?

У Н. В. Гоголя в «Вечере накануне Ивана Купала»: «Сам Корж… потягивая люльку и вместе припевая… пустился… в присядку». И там же: «…она… колыша но­гою люльку и напевая…»

Люлька — трубка курительная — заимствование из турецкого. ЛУЛА — труба и трубка. Тарас Бульба по­гиб из-за своей любимой трубки — люльки: «… и проби­лись было уже казаки… как вдруг остановился Тарас и вскрикнул: «Стой! выпала люлька с табаком: не хочу, чтобы и люлька досталась вражьим ляхам». И нагнул­ся старый атаман и стал отыскивать в траве свою люль­ку… А тем временем набежала вдруг ватага и схватила его под могучие плечи».

А люлька — колыбель — это звукоподражательное от народного припева «ай люли, ай люли». Мать поет над колыбелью ребенка: «Люля, люлюшка моя». «Улюлюкивает» — убаюкивает его.

Кстати сказать, мало кто знает, что «баюшки-баю» значит сказки рассказывать. Байка — сказка. Уменьшительное будет «баюшка», как от сказка — сказочка. А «баять» значит говорить, рассказывать. Вот у Лер­монтова в «Казачьей колыбельной песне»:

Спи, младенец мой прекрасный,
Баюшки-баю.
Тихо смотрит месяц ясный
В колыбель твою.
Стану сказывать я сказки,
Песенку спою;
Ты ж дремли, закрывши глазки,
Баюшки-баю.

Интересное слово БАШМАК. Оно попало к нам от татар очень давно, потому что упомянуто уже в списке вещей, принадлежащих царице: «Башмаки съ чедыги шиты по атласу по червчатому золотомъ да серебромъ волоченымъ» (1642 год), но еще раньше в «Софийском временнике» 1447 года: «Прииде весть… что князь ве­ликий выпущенъ… а пригонилъ Данило Башмакъ».

И. И. Срезневский отмечает, что употребление башмаков в древности со времени татар доказывается прозвищем Башмак.

Здесь стоит упомянуть, что выражение «быть у жены под башмаком» или «быть под пятой» осталось с древ­ности, когда победители ставили свою ногу на покорен­ных царей или военачальников.

Во время монгольско-татарского ига на Руси хан посылал русским князьям БАСМУ — отпечаток своей ступни на воске, и в знак покорности князья, стоя на ко­ленях, ставили эту басму себе на голову, то есть оказы­вались под ногой хана.

Омоним же башмака появился гораздо позднее: «Деревянный полоз под лемех или сошник, оковка нос­ка сваи» (Даль), вообще — основание, башмаком назы­вается и деталь тормоза на железнодорожных вагонах.

Каменные мостовые быки называются фермами. То­же омоним: одно значение — металлические конструк­ции, поддерживающие мостовые фермы; другое — хо­зяйственное предприятие колхоза или совхоза: молочная ферма, птицеферма, овцеферма и т. д.

Слово ФЕРМА из французского ferme(ферм), ко­торое произошло от латинского firmus(фирмус), что значит — крепкий, надежный. От firmusеще ФИРМА — торговое или промышленное предприятие, а также «фир­менный», например фирменное блюдо, фирменный поезд.

В примечаниях к «Евгению Онегину» А. С. Пушкин писал: «Гадательные книги издаются у нас под фирмою Мартына Задеки,- почтенного человека, не писавшего никогда гадательных книг…»


А. П. Чехов «обыгрывает» оба слова: «Это не ферма, а в самом деле, одна лишь фирма, то есть пустая забава под фирмой образцового сельского хозяйства» (Остров Сахалин).

Вот еще странный омоним: балка — бревно, напри­мер потолочная балка, и балка — овраг!

БАЛКА — овраг — древнерусское слово, может быть, родственное слову «болото», в литовском, например, bala— болотистое место, отсюда затем получилось со­временное «болото»; балка-брус, бревно — заимствова­ние из средневерхненемецкого Balke. Совпадение этих слов случайное.

Можно упомянуть и такие омонимы, как муфта: ме­ховая муфта и муфта — техническая деталь. МУФТА по происхождению — немецкое слово, обозначающее рукав.

Иногда встречается слово «мотор» в омонимическом употреблении: мотор — механизм, двигатель и мотор — автомобиль. До революции автомобиль называли иногда просто мотором. В поэме А. Блока «Шаги Командора» читаем:

Пролетает, брызнув в ночь огнями,

Темный, тихий как сова, мотор.

Тихими, тяжелыми шагами

В дом вступает Командор…

А сейчас автомобиль называют нередко машиной или транспортом. Слово «транспорт» встречается у М. Ю. Лермонтова: «Раз осенью пришел транспорт с провиантом; в транспорте был офицер, молодой человек лет двадцати пяти» (Бэла). Здесь транспорт — обоз, доставка груза. Современное значение — средство пере­движения людей — появилось гораздо позднее.

Интересно, что у Даля есть прилагательное МОТОР­НЫЙ, а моторов, в то время еще не существовало. Здесь моторный — живой, подвижный, беспокойный, похожее значение имеет это слово в украинском.

Все эти слова обозначают работу, движение, они об­разовались от латинского moto, motare— приводить в движение, двигать туда и сюда.

Еще один омоним: магазин, где торгуют, и мага­зин — обойма ружья или пистолета.

Во времена Пушкина слово МАГАЗИН имело не­сколько значений. В «Евгении Онегине»:

Возок несется чрез ухабы.

Мелькают мимо будки, бабы,

Бульвары, башни, казаки,

Аптеки, магазины моды…

Это, как и модная лавка, — мастерская модных на­рядов.

Другое значение магазина у Пушкина отмечено в «Капитанской дочке» — склад боевых припасов и про­довольствия: «Алексей Иванович у меня таки сидит в хлебном магазине под караулом». Первоначальное зна­чение этого слова и есть «хранилище, склад». Слово по­пало во все европейские языки из арабского almachsan(аль махзан) — амбар, склад.

Омоним ПАРК был известен уже до Пушкина и у Пушкина встречается в «Дубровском»: «Просторный парк окружал дом со всех сторон», и в «Записках бри­гадира Моро де Бразе»: «…в артиллерийском парке за­рыто было множество пороху, бомб, гранат и ядер…».

Парк — гараж, парк — депо паровозов, трамвайный парк и т. д. В сербском, болгарском, чешском, польском языках «парк» имеет значение еще аквариума. ПАРК — заимствовано из французского языка, где pare— огоро­женное место.

Слово «капот» тоже употребляется как омоним у Пушкина: «Только Лизавета Ивановна успела снять ка­пот и шляпу, как уже графиня… велела опять подавать карету» (Пиковая дама).

Тогда у нас так называлось пальто, а во Франции капотом была солдатская шинель. Это значение дошло и до нашего времени. В рассказе «Дознание» А. И. Куп­рина читаем: «Що ж, говорил рыжий офицер в капоте…»

Шинель, или капот, есть и в повести П. В. Гоголя «Шинель»: «Петрович взял капот, разложил его снача­ла на стол…» Потом Гоголь называет этот капот уже шинелью: «…а шинель уж, видно, вам придется новую делать», — сказал Петрович.

Омоним этого «капота» — кожух машины.

Много, очень, много омонимов в русском языке!

Пусть читатели — школьники, студенты — подумают о различных значениях нескольких, хотя бы таких омо­нимов: султан, колено, скат, культура, брак, фаланга, лист, коса, наряд, труба, нос, хлам, спичка…

Некоторые из них легкие, другие потрудней. Это бу­дет хорошей гимнастикой для ума и памяти.

 

 

Некоторые школьники пугаются, когда их заставляют заучивать такие слова, как суффикс, префикс, аффикс, путают антонимы, синонимы, омонимы…

Между тем, если поглубже вникнуть, сколько интересного скрывается за этими не всегда понятными сло­вами.

Возьмем и оживим хотя бы слово ОМОНИМ. Это древнегреческое слово homonymos— омонимос — одинаковое имя, т. е. слова с одинаковым звуча­нием, но с разным значением.

Просто удивительно, как много омонимов в русском языке! И разве не интересно узнать, почему вдруг со­вершенно идентичные по звучанию слова имеют разный смысл?

Некоторые омонимы известны в языке с глубокой древности, другие появились из чужих языков; имеются омонимы, которые образовались уже в наше время. Что ни слово, то загадка! Например, какая связь между лав­кой и банкой? Или почему быки — животные имеют об­щее название с быками — каменными устоями мостов? Почему у косы три значения? Что произошло с луком, который из овоща превратился в боевое оружие? А обык­новенный водопроводный кран стал подымать много­тонные конструкции на стройках? Разве все это не ин­тересно?

Некоторые слова только во множественном числе, оказываются омонимами, например ШАШКА — холод­ное оружие, а ШАШКИ — игра.

Шашки и шахматы были известны на Руси до XIII века, упоминаются они в «Новгородской кормчей книге» 1280 года: «Лекы и шахматы имети да ся останеши» и в сборнике поучений «Пчела» (XIV век): «Тавлеи и шахы у многих у вас обретаемы суть».

Шахматы — от персидского шах — император, мат — умер.

ШАШКА — сабля — позднее (XIX в.) заимствова­ние из черкесского языка (Шанский).

В древности было три слова-омонима «лук»: У Гри­гория Назианзина (XI в.): «Лук напряги и приготовь». В «Повести временных лет»: «…приима лукъ свой и на­ложи стрелу». В «Книге чисел»: «Ядохом черный лук».

Как мера земли ЛУК упоминается в Списках Соло­вецкого монастыря: «Дали есьмя два лука земли…»

Разберем еще три значения слова «банка» — отмель, скамья на лодке и стеклянный сосуд для жидкостей, консервированных продуктов и т. д.

Какая связь между лавкой и банкой?

Банка-отмель и банка — скамья на лодке заимство­ваны из немецкого или голландского языков. Отметим, что БАНКА — песчаная отмель, то есть — МЕЛЬ, на которую САДЯТСЯ суда! И на банку-скамейку садятся люди. Скамейка и лавка — синонимы. Скамейка — за­имствование из среднегреческого, отмечена в Лаврентьевской летописи под 1230 годом, а ЛАВИЦА (лавка) и ЛАВА (мостки) — в XIII—XIV вв.

Лавка как торговое заведение отмечена в Духовной грамоте Новгородца Остафья 1396 года: «А что лавка наша на Хопылскомъ ряду… а въ томъ мне съ Григорьемъ половина, а Семену половина». Торговали раньше просто на досках-лавках, раскладывали на них товары. Это значение лавка-скамья осталось у нас в слове «при­лавок», на котором и теперь лежат товары.

Осталось в языке и слово «лава» — мостки через болото или ручей. Например, в рассказе А. Шишова «Сестры»: «Пробегая улицей, спустилась на шаткие, в две жердочки, лавы, переброшенные через овраг».

В древности на скамейках торговали и в других странах. В чудесной книге 3. Шишовой «Великое плава­ние» (о Христофоре Колумбе) упоминается о Генуе, где на улицах сидели менялы на скамейках. По-итальянски скамейка «банко». Над каждой скамейкой была фами­лия ее владельца: «Иль банко ди Джакомо Фульчинелли. Иль банко ди Томазо Эсколапеи. А на мраморном портале величественного здания — золотыми буквами: ИЛЬ БАНКО ДИ ГЕНОВА…»

Нашу же банку — стеклянный или глиняный сосуд (такое простое слово!) — филологи считают родствен­ницей БАНИ, древнерусского слова, отмеченного во многих летописях до X века как «сосуд», «купель», в свою очередь заимствованного из древнегреческого balaneton— купальня, ванна. В бане мо­ются, то есть очищаются от грязи. Так вот получилось еще и новое слово БАННИК — длинная щетка для очистки канала орудийного ствола.

Обычно считают, что тюркские слова проникли в наш язык во время монголо-татарского ига, продолжавшего­ся почти 250 лет, но первое знакомство с печенегами, половцами, хазарами относится к эпохе Киевской Руси, то есть больше тысячи лет тому назад.

Московская Русь знала тюрков Золотой Орды, а за­тем татар Астраханского и Казанского ханств.

Многие тюркские слова обогатили наш язык, другие совершенно изменили свое первоначальное значение. Здесь разберем только омонимы ЛЮЛЬКА — куритель­ная трубка и ЛЮЛЬКА — колыбель.

Что общего может быть между ними?

У Н. В. Гоголя в «Вечере накануне Ивана Купала»: «Сам Корж… потягивая люльку и вместе припевая… пустился… в присядку». И там же: «…она… колыша но­гою люльку и напевая…»

Люлька — трубка курительная — заимствование из турецкого. ЛУЛА — труба и трубка. Тарас Бульба по­гиб из-за своей любимой трубки — люльки: «… и проби­лись было уже казаки… как вдруг остановился Тарас и вскрикнул: «Стой! выпала люлька с табаком: не хочу, чтобы и люлька досталась вражьим ляхам». И нагнул­ся старый атаман и стал отыскивать в траве свою люль­ку… А тем временем набежала вдруг ватага и схватила его под могучие плечи».

А люлька — колыбель — это звукоподражательное от народного припева «ай люли, ай люли». Мать поет над колыбелью ребенка: «Люля, люлюшка моя». «Улюлюкивает» — убаюкивает его.

Кстати сказать, мало кто знает, что «баюшки-баю» значит сказки рассказывать. Байка — сказка. Уменьшительное будет «баюшка», как от сказка — сказочка. А «баять» значит говорить, рассказывать. Вот у Лер­монтова в «Казачьей колыбельной песне»:

Спи, младенец мой прекрасный, Баюшки-баю.

Тихо смотрит месяц ясный

В колыбель твою.

Стану сказывать я сказки,

Песенку спою;

Ты ж дремли, закрывши глазки, Баюшки-баю.

Интересное слово БАШМАК. Оно попало к нам от татар очень давно, потому что упомянуто уже в списке вещей, принадлежащих царице: «Башмаки съ чедыги шиты по атласу по червчатому золотомъ да серебромъ волоченымъ» (1642 год), но еще раньше в «Софийском временнике» 1447 года: «Прииде весть… что князь ве­ликий выпущенъ… а пригонилъ Данило Башмакъ».

И. И. Срезневский отмечает, что употребление башмаков в древности со времени татар доказывается прозвищем Башмак.

Здесь стоит упомянуть, что выражение «быть у жены под башмаком» или «быть под пятой» осталось с древ­ности, когда победители ставили свою ногу на покорен­ных царей или военачальников.

Во время монгольско-татарского ига на Руси хан посылал русским князьям БАСМУ — отпечаток своей ступни на воске, и в знак покорности князья, стоя на ко­ленях, ставили эту басму себе на голову, то есть оказы­вались под ногой хана.

Омоним же башмака появился гораздо позднее: «Деревянный полоз под лемех или сошник, оковка нос­ка сваи» (Даль), вообще — основание, башмаком назы­вается и деталь тормоза на железнодорожных вагонах.

Каменные мостовые быки называются фермами. То­же омоним: одно значение — металлические конструк­ции, поддерживающие мостовые фермы; другое — хо­зяйственное предприятие колхоза или совхоза: молочная ферма, птицеферма, овцеферма и т. д.

Слово ФЕРМА из французского ferme(ферм), ко­торое произошло от латинского firmus(фирмус), что значит — крепкий, надежный. От firmusеще ФИРМА — торговое или промышленное предприятие, а также «фир­менный», например фирменное блюдо, фирменный поезд.

В примечаниях к «Евгению Онегину» А. С. Пушкин писал: «Гадательные книги издаются у нас под фирмою Мартына Задеки,- почтенного человека, не писавшего никогда гадательных книг…»


А. П. Чехов «обыгрывает» оба слова: «Это не ферма, а в самом деле, одна лишь фирма, то есть пустая забава под фирмой образцового сельского хозяйства» (Остров Сахалин).

Вот еще странный омоним: балка — бревно, напри­мер потолочная балка, и балка — овраг!

БАЛКА — овраг — древнерусское слово, может быть, родственное слову «болото», в литовском, например, bala— болотистое место, отсюда затем получилось со­временное «болото»; балка-брус, бревно — заимствова­ние из средневерхненемецкого Balke. Совпадение этих слов случайное.

Можно упомянуть и такие омонимы, как муфта: ме­ховая муфта и муфта — техническая деталь. МУФТА по происхождению — немецкое слово, обозначающее рукав.

Иногда встречается слово «мотор» в омонимическом употреблении: мотор — механизм, двигатель и мотор — автомобиль. До революции автомобиль называли иногда просто мотором. В поэме А. Блока «Шаги Командора» читаем:

Пролетает, брызнув в ночь огнями,

Темный, тихий как сова, мотор.

Тихими, тяжелыми шагами

В дом вступает Командор…

А сейчас автомобиль называют нередко машиной или транспортом. Слово «транспорт» встречается у М. Ю. Лермонтова: «Раз осенью пришел транспорт с провиантом; в транспорте был офицер, молодой человек лет двадцати пяти» (Бэла). Здесь транспорт — обоз, доставка груза. Современное значение — средство пере­движения людей — появилось гораздо позднее.

Интересно, что у Даля есть прилагательное МОТОР­НЫЙ, а моторов, в то время еще не существовало. Здесь моторный — живой, подвижный, беспокойный, похожее значение имеет это слово в украинском.

Все эти слова обозначают работу, движение, они об­разовались от латинского moto, motare— приводить в движение, двигать туда и сюда.

Еще один омоним: магазин, где торгуют, и мага­зин — обойма ружья или пистолета.

Во времена Пушкина слово МАГАЗИН имело не­сколько значений. В «Евгении Онегине»:

Возок несется чрез ухабы.

Мелькают мимо будки, бабы,

Бульвары, башни, казаки,

Аптеки, магазины моды…

Это, как и модная лавка, — мастерская модных на­рядов.

Другое значение магазина у Пушкина отмечено в «Капитанской дочке» — склад боевых припасов и про­довольствия: «Алексей Иванович у меня таки сидит в хлебном магазине под караулом». Первоначальное зна­чение этого слова и есть «хранилище, склад». Слово по­пало во все европейские языки из арабского almachsan(аль махзан) — амбар, склад.

Омоним ПАРК был известен уже до Пушкина и у Пушкина встречается в «Дубровском»: «Просторный парк окружал дом со всех сторон», и в «Записках бри­гадира Моро де Бразе»: «…в артиллерийском парке за­рыто было множество пороху, бомб, гранат и ядер…».

Парк — гараж, парк — депо паровозов, трамвайный парк и т. д. В сербском, болгарском, чешском, польском языках «парк» имеет значение еще аквариума. ПАРК — заимствовано из французского языка, где pare— огоро­женное место.

Слово «капот» тоже употребляется как омоним у Пушкина: «Только Лизавета Ивановна успела снять ка­пот и шляпу, как уже графиня… велела опять подавать карету» (Пиковая дама).

Тогда у нас так называлось пальто, а во Франции капотом была солдатская шинель. Это значение дошло и до нашего времени. В рассказе «Дознание» А. И. Куп­рина читаем: «Що ж, говорил рыжий офицер в капоте…»

Шинель, или капот, есть и в повести П. В. Гоголя «Шинель»: «Петрович взял капот, разложил его снача­ла на стол…» Потом Гоголь называет этот капот уже шинелью: «…а шинель уж, видно, вам придется новую делать», — сказал Петрович.

Омоним этого «капота» — кожух машины.

Много, очень, много омонимов в русском языке!

33

Пусть читатели — школьники, студенты — подумают о различных значениях нескольких, хотя бы таких омо­нимов: султан, колено, скат, культура, брак, фаланга, лист, коса, наряд, труба, нос, хлам, спичка…

Некоторые из них легкие, другие потрудней. Это бу­дет хорошей гимнастикой для ума и памяти.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *