Древнерусский язык. Из тьмы веков

27 Фев 2012

Древнерусский язык

В 1958 году, наконец, были полностью переизданы трехтомные «Материалы для словаря древнерусского языка» академика И. И. Срезневского. Более полувека словарь этот является незаменимым руководством при чтении древнерусских письменных памятников, изучении древнерусской лексики, этой сокровищницы языка.

«Материалы…» И. И. Срезневского отражают в собранных им словах быт и культуру Древней Руси.

В древнерусском языке существует множество совершенно непонятных в наше время слов, и чтение текстов древних памятников является очень затруднительным, а иногда и просто невозможным. Например, кто знает сейчас, что означали слова «дягъ, дежа, жрело, клуча, заяпъ» и великое множество других слов.

Многие слова изменили свой первоначальный смысл. Например, ИГРУШКА в современном русском языке обозначает забаву для детей, в древнерусском же языке это — забава, зрелище.

В Троицкой летописи 1390 года написано: «Осей кормиличичь князя великого поколоть бысть на Коломне въ игрушке».

В древнерусском языке от корня «игр» образовались слова «игрец» (певец), «плясун», «лицедей», «игрище» — зрелище.

В современном русском языке — игра актеров на сцене, игра музыкантов, играть песни и т. д.

Изучающие древнерусские тексты могут наткнуться в Остромировом Евангелии 1056 года на такую фразу: «Доски изменников рассыплю и седалища ихъ уничтожу».

Читающий эти слова может подумать, что ИЗМЕННИКЪ значит предатель, но в то время это слово означало просто человека, меняющего деньги, — менялу.

В «Русской правде» ЯЗЫЧНИКЪ, кроме ИНОВЕРЕЦ, значило еще и «дающий устные показания», то есть показания ЯЗЫКОМ!

И.И. Срезневский слова древнерусского языка иногда поясняет путем перевода их на древнегреческий или латинский языки.

Древнерусское КИТРЪ или КИДРЪ — лимонное дерево. В латинском это греческое слово отразилось как citrus (цитрус), откуда и в русском лимоны, мандарины, цитроны.

Древнерусское КИДАРИЯ снабжено переводом tiara (тиара), что значит корона. Слово в том же значении дошло до наших дней. В «Суламифи» А. И. Куприна читаем: «Наконец вышел главный жрец храма с тиарой на голове». У Тютчева это — папская корона:

Свершается заслуженная кара,

Свершится суд и папская тиара

В последний раз купается в крови.

Древнерусское КОЛИМАГЪ, КОЛИМОГЪ значило (skene) — шатер. В Ипатьевской летописи 1208 года находим: «Близь града колымагы своя постави». Затем «колимогом», «колимагою» стали называть крытую повозку, и название это дошло до нашего времени. У А. С. Пушкина:

Мать и сын идут ко граду.

Лишь ступили за ограду,

Оглушительный трезвон

Поднялся со всех сторон:

К ним народ навстречу валит,

Хор церковный бога хвалит;

В колымагах золотых

Пышный двор встречает их…

И у советского писателя А. Н. Толстого в романе «Петр Первый»: «…то там, то там выезжала боярская колымага…»

Читая древнерусские рукописи, невольно задумываешься: вот давным-давно нет людей, писавших это, а слова их остались, и благодаря им мы постигаем смысл древних, уже непонятных в наше время слов и выражений и совершенно по-иному начинаем понимать простые и привычные слова.

Все знают слово КОРТИК и считают его иностранным, но необходимо отметить, что оно существует только в русском языке.

Название кортика произошло от древнерусского «кордъ». Кордъ — короткий меч. Слово часто встречается в древнерусских текстах.

В «Богословии» Иоанна Дамаскина: «Мечь, мечиць, сабля, бръдунь, кордъ, ножь: вся бо сия имена единъ пределъ приемлет, рекше железа обоюдникъ, еже есть железо обоюду наострено».

В «Сказании о Мамаевом побоище» (XIV век): «корды Лятцкие».

ВЕЖЛИВЫЙ получилось от «вежа» — знающий, сведущий человек, старославянское — «вежда». Сравните у Симеона Полоцкого, известного русского поэта XVII века:

Веждеству древнии образ даяху:

Зрящую в нощи сову писааху,

Яко бо она во тьме созерцает,

Тако и вежда дела своя знает.

НЕВЕЖА (невоспитанный, малокультурный человек) и НЕВЕЖДА (незнающий, несведущий) сначала не разделялись так отчетливо, как в наше время. И то и другое образовалось от «ведать», то есть знать. В «Слове о скончании мира и о антихристе» сказано: «Не токмо же то творятъ невежи, но и вежи, попове и книжники».

Словарь помогает раскрыть и значение глагола СИГАТЬ — прыгать.

В словаре И. И. Срезневского отмечено слово СИГА — игральная кость и приведен текст из «Кормчей Ефрема» XI века: «Диаконъ сигами играя да нзвьрженъ боудеть».

Вероятно, от «сига» получился глагол «сигать», играя в кости (сиги), в азарте швыряли их на пол так, что они подпрыгивали — СИГАЛИ. А рыба сиг так называется, потому что она прыгает, сигает даже через невод, как отметил В. И. Даль.

То же самое, возможно, произошло и с АЗАРТОМ. Слово арабское АЛЗАР — игральная кость, бросок кости. Ведь кости эти тоже в АЗАРТЕ кидали на пол и они тоже подпрыгивали, сигали! Слово «азарт» через посредство французского также прочно вошло в наш язык.

Французский академик Шампольон в 1822 году разобрал египетские иероглифы, и люди смогли проникнуть в тысячелетнюю давность исчезнувшего Древнего Египта.

В знаменитом парижском музее Лувре есть большой отдел Древнего Египта. В бытность мою в Париже я часто ходил в Лувр, и странно было видеть там (в египетском отделе) золотые чашечки с остатками краски для губ, пастилки румян, кисточки, которыми египтянки подводили свои глаза.

Косметикой пользовались много столетий тому назад и на Руси. В «Златоструе» XII века написано: «Жены вапы лица пишут». (Жещины красками лица расписывают).

В «Слове» Даниила Заточника XII века сохранились негодующие строки: «Паки видехъ жену злообразну, кривозорку, подобно черту, ротасту, челюскасту, злоязычну, приничющи въ зерцало и мажущися румянцемь…».

ЗЕРЦАЛО от древнерусского глагола «зыркати» — «смотреть». Теперь мы говорим «зеркало», но в слове «созерцать» старый корень звучит так же, как и в «зерцало».

Мы привыкли считать, что сарафан — это женское одеяние. САРАФАН от персидского serapa — род длинной одежды. В этом значении оно и отмечено в Никоновой летописи: «Русские воеводы начата ходити и ездити въ сарафанехъ»; и дальше сказано: «Было на государе платье сарафанъ безъ подкладки».

Очень много интересного и важного найдем мы, разбирая древние русские летописи, эти молчаливые свидетели давно ушедшей жизни. Мы вытащим из тьмы веков забытые выражения, отметим русские слова, которые считаются поздними заимствованиями из западных языков. Приведу несколько подобных слов, которые уже известны в древнерусском.

ДЖУНГЛИ считают английским словом, но оно упоминается в «Хождении за три моря» Афанасия Никитина, написанном в 1466—1472 гг., — ДЖЕНГЛЬ.

«…а сидит в горе в Биченегире, и град его (индийского султана) велми великъ, около же его три роги и сквозе его река течетъ и съ едину страну его женгел злый, а з другую страну дол и места чюдна и угодна вельми…»

Здесь ЖЕНГЕЛ — лес, чаща, дебри.

Проникновение европейцев в Индию относится к XVII веку, а Англия начинает колонизировать Индию в XVIII веке. Очевидно, только тогда и появилось в английском языке слово «джунгли», а наш Афанасий Никитин отметил слово в XV веке…

А. Г. Преображенский слово БЯЗЬ считает новым заимствованием из английского языка. Однако уже в 1589 году в «Описании платьев Бориса Федоровича Годунова» отмечено: «Кафтанъ атласъ белъ гладкой… подложен бязью».

В этимологическом словаре М. Фасмера напечатано: «МИЛЯ, начиная с Петра I, 1702 г.». А в «Сборнике Кирилло-Белозерской библиотеки» 1476 года написано: «За Римомъ за пятьдесятъ миль»; в Густинской летописи XVI века: «…внегда татарский посолъ до Москвы приеха, тогда самъ князь со всеми своими бояры долженъ бяше противу ему изыыти пешу на милю…»

Напрасно М. Фасмер считает слово ДВОР в значении царского двора, окружения монарха калькой немецкого Hof (гоф) — двор. Древнерусское «двор» в этом значении встречается уже в Новгородской 1-й летописи под 1220 годом: «Поиде князь Всеволодъ съ Городища со всемъ дворомъ своимъ». И в Новгородской 4-й летописи под 1390 годом: «Приехаша три татарина ко двору князя великого».

От этого древнего значения в языке нашем образовались слова: «дворец», «дворянин», «дворецкий», «придворный», «дворня»… Но интересно, что и от немецкого «гоф» произошли «гофмейстер», «гофмаршал», «гофмедик» и города: Петергоф, Екатерингоф, Мариенгоф…

Английским у нас считается слово ТЕНТ, а вот в «Златоструе», написанном в XII веке, читаем: «…ови бо къ язьна творящимъ, друзи къ шиющимъ тенту» (одни — к выделывающим кожи, другие — к шьющим шатры). У И. И. Срезневского древнерусское ТЕНТА — шатер.

Такие современные слова, как СОПЛО, РТУТЬ, ОПОКА, существовали на Руси очень давно.

«Ртуть» встречаем в «Златоструе» XII века: «Не видиши ли рътоути: донеже есть въ сосуде, дотоуде же едино тело есть, паче разлияше на равне месте, тако ся разлетить на многы поугвица» (то есть пролитая ртуть разбегается мелкими капельками).

ОПОКА — форма для литья, в этом же значении фигурирует в Окружной царской грамоте Перми 1637 года: «…а иные делали денги въ серебре съ медью, мешали меди въ серебро въ полы и в треть, а иные лили в опоки и всяким рознымъ воровствомъ денги делали».

Интересна история у существительного НАДОЛБА— колода у ворот, тын, препятствие. Л. В. Успенский в книге «Слово о словах» писал: «Надолба, можно сказать, спало лет двести, усыпило слово появление огнестрельного оружия, воскресила танковая война».

Здесь у него две неточности: огнестрельное оружие— пушки и пищали — существовали вместе с надолбами. Например, в Никоновой летописи под 1541 годом сказано: «Князь великий велелъ запасы городские запасати, пушки и пищали по местамъ ставити, а у посаду по улица мъ надолбы делати».

И вовсе не надо было «воскресать» слову, которое никогда не умирало. В «Лебедяни» И. С. Тургенева читаем: «Лошади махали своими длинными шеями, топали ногами, грызли со скуки надолбы».

О надолбах писал В. И. Даль в рассказе «Петербургский дворник»: «…дворник лакирует чугунные надолбы маслом и сажей».

Надолбы и сейчас существуют — это чугунные тумбы на углах тротуаров.

Много слов изменило свое значение. Замечательная история произошла со словом СЛУХ. Сейчас мы просим: «Прочитайте это вслух» или говорим: «Он вслух читал письмо», то есть громко читал. А в XII веке на Руси было как раз наоборот: говорить В СЛУХ значило говорить тихо, шепотом говорить — на УХО, в УХО говорить! В Юрьевском Евангелии 1119 года находим: «…яже въ слухъ слышите… гласъ некий оглашаетъ ми слуха моя». Слово «слухъ» значило «ухо»!

У А. С. Пушкина очень много примеров этого значения.

Например, в «Евгении Онегине»:

Тоска любви Татьяну гонит…

Дыханье замерло в устах,

И в слухе шум, и блеск в очах…

«Преклонить» или «склонить слух», то есть ухо:

Мы любим слушать иногда

Страстей чужих язык мятежный,

И нам он сердце шевелит.

Так точно старый инвалид

Охотно клонит слух прилежный

Рассказам юных усачей.

В «Полтаве»:

И скоро слуха Кочубея

Коснулась роковая весть…

Изменили свое значение и некоторые прилагательные. Например, в XII веке «стройный» было «полезный», «удобный» — «пригодный», а «хороший» значило «красивый».

Это древнее значение мы слышим в старинной поговорке: «Хороша Маша, да не наша!» О красивой девушке говорим: «Какая хорошенькая!»

В «Барышне-крестьянке» А. С. Пушкина Настя рассказывает Лизе о Берестове: «Удивительно хорош, красавец, можно сказать». И в «Евгении Онегине»:

Богат, хорош собою Ленский.

Да и сейчас говорят: «Как вы похорошели!»

По древним рукописям можно проследить, как умирали и вновь рождались слова, как с течением времени принимали иной, иногда даже противоположный смысл. Просто удивительно, как изменилось значение некоторых слов с корнем «лих». Этот корень содержат слова «излишество», «лихва», «лихой», «лихач», «лишний».

«Лихой» — плохой, злой, но в то же время и отважный. У А. С. Пушкина: «рыцари лихие, ямщик лихой, конь лихой, лихая тройка» и «лиходей (злодей), лихорадка, лихолетье, лихоимец…»

А вот сколько было слов с корнем «лих» в древнерусском? ЛИХОВАТИ — обижать и в то же время заниматься ростовщичеством, ЛИХНОВАТИ — ошибаться, погрешать, делать ошибки. ЛИХНОВЕНИЕ — преступление и в то же время излишество, ЛИХНОВИЦА — избыток; ЛИХНУТИ — превзойти. И еще ЛИХНОВЫДЬ — дьявол, как воплощение зла. ЛИХОВАНИКЪ — злодей, ЛИХО — отважно. Например, в Ипатьевской летописи читаем: «Лихо ездиши, рать съ тобою мала», ЛИХОВАТИ — лишать, ЛИХОВАТИСЯ — бедствовать и в то же время ЛИХОВЬНИЦА — преимущество, ЛИХОГЛАГОЛАНИЕ, ЛИХОИМАНИЕ, ЛИХОИМЪ — богатый, то есть обладающий излишеством. ЛИХОМУДРЫЙ, ЛИХОМЕРЬНЫЙ, ЛИХОПИТИЕ — пьянство, ЛИХОРЕЧИЕ, ЛИХОСЛОВЕСИЕ, ЛИХОСЛОВИЕ — клеветники и сплетники, ЛИХОМУДРЫЙ, ЛИХОТЬНЫЙ — беспорядочный, беспутный, ЛИХОЯДЕНИЕ — обжорство, прожорливость…

В словаре В. И. Даля в гнезде ЛИХО приведено несколько сот слов! Отмечу здесь только некоторые наиболее интересные сопоставления. Кажущаяся непонятной поговорка «Лиха беда начало» станет ясной, если вспомнить, что «лихой» значило и «трудный»; значит, эту поговорку нужно понимать так: трудно только начать, а там дело пойдет.

В. И. Даль пишет так: «ЛИХОЙ (слово двусмысленное как БЛАГОЙ), молодецкий, ухватский, бойкий, проворный, щегольской, удалой, ухарский, смелый и решительный, злой, злобный, лукавый…»

ЛИХИМ матом кричать, благим — что есть силы, то есть громко кричать. В словаре Шанского МАТ объясняется как голос. Фасмер считает, что «мат» — это проигрыш, конец игры.

«Лихоманка» — лихорадка, «лихоумный» — глупый, «лихолетье» — пора бедствий.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *