Наша одежда (часть 2)

01 Фев 2012

Картуз

В письменных памятниках XIV века отмечено тюркское слово ЧУЛОКЪ — «исподняя мягкая обувь». В XVI веке в «Описи имущества царя Ивана Васильевича» (1582 г.) написано: «ЧУЛКИ сделати сафьян светлозелен».
В то время еще не существовали чулки в их современном виде, и делались они из сукна. В путешествии купца Василия Позднякова и архиерея Геннадия сказано: «Сапоги велят складывать съ себя, да ноги вымыв, босыми поити или въ суконныхъ чюлкахъ».

Зимой и мужчины, и женщины, и дети носят КАШНЕ и ШАРФЫ. Оба слова французские: cache-nez (каш-нэ) значит «спрячь нос». У нас есть еще французское общеизвестное слово пенсне; по-французски pince-nez (пенс) — «не ущипни нос»!
ШАРФ — слово-путешественник, попало к нам в эпоху Петра Великого из польского языка, в польский — из немецкого, а в немецкий — из французского echarpe (эшарп).
Сейчас у нас это простое слово, еще недавно оно имело, как и до сих пор во Франции, значение символа власти: трехцветный шарф мэра города или начальника префектуры в Париже; они носили шарфы через плечо или опоясывались им. Вот в рассказе «Ночлег» А. И. Куприна находим: «Авилов, едва застегнув сюртук, побежал к сборному месту, на ходу надевая шарф с кобурой и шашку».
В том же значении слово существовало уже и в пушкинскую эпоху, и в пушкинских заметках написано: «Несколько офицеров под судом за неисправность в дежурстве. Великий князь их застал за ужином, кого в шлафроке, кого без шарфа…»
ПЕРЧАТКИ — понятно всем, это с древнерусского «перстагицы» — от слова ПЕРСТ —  палец, от него же и «наперсток» и «перстень». Понятно и слово РУКАВИЦЫ. А вот откуда появилось название ВАРЕЖКИ? Есть областное слово ВАРЕГА. А. Г. Преображенский предполагает: «Вероятно, заимствовано. Откуда?» — спрашивает он. М. Фасмер считает, что областное ВАРЯГА связано с варягами — значит «варяжская рукавица», а в словаре Н. М. Шанского говорится, что «варежка» от ВАРЪ — защита, глагол «варити» — защищать, беречь, предупреждать.
Носим мы «головные уборы»… Но разберем сначала, что такое «голова».
ГЛАВА, ГОЛОВА — древнеславянское слово, просторечное же название головы — БАШКА — позднее заимствование из тюркских языков (от БАШ — голова), в «Словаре» Срезневского оно не значится.
М. Фасмер отмечает у себя: «БАШКА — презрительное название головы», а вот в пьесе «Иванов» А. П. Чехова Шабельский говорит: «Для всех ты, гениальная башка, изобретаешь, учишь всех…» И прилагательное есть БАШКОВИТЫЙ — умный, сообразительный.
В «Словаре» Д. Н. Ушакова отмечены оба употребления: «У него тупая башка» и «О, это умная башка!».
Слова ГЛАВА и ГОЛОВА существовали в древней Руси в XI—XII веках в самых различных и даже противоположных значениях. Например, в XII веке ГЛАВА — жизнь и в то же время ГОЛОВА — убитый человек, труп, отсюда и ГОЛОВНИК — убийца, в современном языке — «уголовное преступление», «уголовник»…
В значении отдел, часть чего-либо это слово уже существовало в 911 году и отмечено в Договоре Олега с греками: «Не преступити намъ ни иному отъ страны нашей от установленных главъ мира и любви».
Многие древние значения слова «голова—глава» сохранились до нашего времени, появились производные слова, например «главный, заглавие, главенство, заголовок» и др., но интересно, что ни одного названия головного убора, производного от «голова», как «рукавица» от «рука» или «перчатка» от «перст», в древности не существовало.
Замечательно, что все, чем люди покрывают свои головы, образовалось не от русского слова, а от латинского caput (капут) — голова! «Капор», «капюшон», «капелюх», даже «шапка». И «кепка» от французского kepi, которое происходит от латинского caput.
Мы носим фуражки, слово ФУРАЖКА — производное от «фураж» — корм для скота.
Заготовители фуража носили форменные головные уборы — фуражки. В польском языке есть слово furazerka — пилотка.
КАРТУЗ — слово уже почти архаичное. Сначала картуз был просто кульком бумажным для табака (картуз табаку) и сыпучих тел, у Н. С. Лескова в рассказе «Смех и горе»: «…мать пересыпала… сахар из бумажного картуза в холщевый мешочек».
«Картуз» — шапка уже у Пушкина в «Путешествии в Арзрум»: «Я затянул ремни моей бурки, надел башлык и картуз и поручил себя провидению».
«Картуз» же в значении пушечного заряда, вероятно, появился позднее XVII века. Во Франции cartouche (картуш) обозначает боевой патрон, заряд, гильзу. Но в то же время и виньетку, украшение…

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *