Наша одежда (часть 1)

31 Янв 2012

Сапоги

Если говорить об одежде, то прежде всего нужно вспомнить происхождение этого слова.
Древнерусское «одежа» и старославянское «одежда» в древнерусском языке существовали одновременно, в XI веке был и глагол «одеждатися» — одеваться, покрываться. В разговорном употреблении до сих пор сохранилось ОДЕЖА и производное от него «одежка», например в поговорке: «По одежке протягивай ножки».

В одном из писем Пушкина встречается фраза: «Перенеси мужественно перемену судьбы своей, т. е. по одежке тяни ножки».
Начнем с костюма. Латинское consuetudo (консуэтудо), что значит «привычка, обычай», образовало во французском языке слово costume (костюм), откуда и наше КОСТЮМ. К нам оно попало в эпоху Петра I одновременно со словом КАМЗОЛ. До Петра на Руси носили телогрейки, кафтаны, шугаи, шушуны, сарафаны, опашни, терлики.
Камзол — узкая, в обтяжку, одежда, которую надевали тогда под кафтан. У Пушкина в его заметках: «Мадеру подавал буфетчик Севолда, толстый, румяный, белокурый, среднего роста, в голубом фраке, в красном камзоле…» Здесь можно понять, что камзол вроде жилета, а в пушкинской же «Капитанской дочке»: «…Гринев и Швабрин сняли мундиры, остались в одних камзолах и обнажили шпаги». Тут уж это нижняя одежда, носимая под мундиром. Интересно, что французское camisole (камисоль) значит «кофта» и «смирительная рубашка»!
Камзол все укорачивали, пока он не превратился в короткую курточку без рукавов.
Следующая мужская «оболочка» — ЖИЛЕТ. Слово, о котором Пушкин писал:

Но панталоны, фрак, жилет,
Всех этих слов на русском нет.

Все они пришли из французского, итальянского.
А. Г. Преображенский считает, что во Франции слово «жилет» образовалось от имени какого-то простака по имени Жиль. Правда, и во французском языке есть выражение «плезантери дэ жиль», что значит «дурацкая шутка». Уже в русском языке появилось выражение «плакать в жилетку».
Вот в романе «Журбины» В. А. Кочетова читаем: «Будем ходить в дирекцию, в завком и плакаться в жилетку?»
Сейчас мужчины носят пиджаки, это английское слово pea-jacket (пиджект) — куртка, короткое пальто. Первоисточник, вероятно, немецкое Jacke — кофта, откуда и наше «жакет».
На пиджак похоже слово «пижама». Название этой домашней одежды попало к нам из Англии, англичане же взяли его из языка урду — одного из диалектов Индии, в котором «паэ» значит «нога», а «джама»—«одежда»: в Индии «пижамой» называют широкие белые штаны из легкой материи.
Мужчины носят куртки и тужурки.
«Куртку одни производят от латинского curtus — короткий, другие — от персидского «курта» — рубаха, туника.
ТУЖУРКА — от французского toujours (тужур) — каждый день, это как бы повседневная одежда. У Даля отмечено, что это «будничная одежда барынь», а сейчас слово это обозначает куртку.
Женщины носят юбки, раньше писали «юпка». В своих «Заметках» А. С. Пушкин указывает, что «многие пишут юпка, сватьба вместо юбка, свадьба. Никогда в производных словах «т» не переменяется на «д», ни «п» на «б»…», но А. Г. Преображенский полагает, что написание «юбка» искусственное. Во французском языке юбка называется jupe (жюп), где на конце «п». И в древнерусском языке было слово ЮПА — род халата. В «Делах цесарских»: «Цесарь лежит на кровати, а на немъ юпа…»
Но юбки носят не только женщины, я сам видел в Албании мужчин в юбках, а в Греции и Шотландии юбки носят солдаты — это их форма.
Л. Н. Толстой обычно носил блузу. Потом эту блузу стали называть «толстовкой». До революции рабочих пренебрежительно называли блузниками. Блузу у нас носили художники и рабочие.
Слово французское blouse (блуз), восходящее к названию египетского города Пелузиум, в котором красились в синий цвет блузы крестоносцев. Интересна судьба этого слова в русском языке. В словаре Даля напечатано: «…сетчатая сумочка, каких шесть, подвешивается к билиарду; луза. Верхняя мужская одежда…»
И в третьем томе Даля подтверждение:
«Луза, франц. блуза, одно из шести отверстий с сетчатыми мешечками у билиарда». Оба слова восходят к французскому blouse, где они выступают как омонимы.
Б. В. Казанский в своей книге «В мире слов» так объясняет это превращение: «ЛУЗА, сетка или мешок по углам бильярда, в которую нужно загнать шары, — не что иное, как французское blouse — БЛУЗА, первоначально обозначавшее небольшой островок необработанной земли между полями, овраг. Мешок бильярда был тоже своего рода «оврагом» на окраине зеленого поля стола. Французское БЛУЗА — рабочая рубашка, вероятно, совсем другое слово, первоначально обозначавшее вид шерсти».
Но почему же БЛУЗА потеряла букву «Б»? На это отвечает М. Н. Шанский: «ЛУЗА, заимств. в XIX в. из польск. яз., в котором luza является переоформлением франц. blouse».
Выходя в дождь на улицу, люди надевают МАКИНТОШ — это легкое пальто из прорезиненной материи, названное так по имени «химика Мак-Интош’а. Но у нас это одеяние неправильно называют иногда плащом. ПЛАЩ — слово древнее, известное в древнерусском языке, вероятно, с IX века, производят его от «плат» — кусок ткани. Корень «плат» находим в словах «платок», «платье», а в полногласном виде — в «полотно», «полотенце». Первоначально плащ не надевали, а накидывали, потому что в плаще не было рукавов. У Пушкина:

Я здесь, Инезилья,
Я здесь под окном…
Исполнен отвагой,
Окутан плащом,
С гитарой и шпагой
Я здесь под окном.

Плащ здесь синоним накидки, в него завертываются, кутаются, набрасывают на себя. Сравнительно недавно появилось слово БОЛОНЬЯ, означающее плащ, легкое пальто из ткани с таким названием. Это от итальянского города Болонья, откуда и название комнатных собачек — болонок.
ПАЛЬТО — французское слово, во времена Пушкина оно еще не существовало. В «Пиковой даме» у Пушкина: «Лизавета Ивановна вошла в капоте и в шляпке».
Обуваем мы башмаки, ботинки, туфли, сандалии, сапоги, чувяки, чусты. Раньше носили чоботы, черевики. Сейчас появилось еще одно название — кеды, спортивная обувь.
Пожалуй, самое древнее из носимой нами обуви — это сапоги. Слово САПОГ встречается уже в Остромировом Евангелии 1056 года: «Несмь достоинъ отрешити ремене сапогъ его».
В «Повести временных лет» отмечены ЧЕРЕВИКИ, слово сохранилось в украинском и встречается у Н. В. Гоголя, в «Ночи перед рождеством» Оксана говорит: «Если кузнец Вакула принесет те самые черевики, которые носит царица, то вот мое слово, что выйду тот же час за него замуж».
Черевики от «черево» — чрево; обувь из кожи с брюха животного.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *