Прусы и Чудь

24 Мар 2014

Прусы и Чудь

Прусы. Таково имя древнего литовского племени, от которого получила свое имя Пруссия; племя это было частью истреблено в борьбе с немцами, частью ассимилировано ими, а остатки прусов рассеялись среди других литво-латышских племен.
В Польше и Литве имеются отражения этого племенного имени, что, конечно, вполне естественно.

Однако и в древних Новгородских землях мы встречаем ряд таких географических названий, как Пруса, Прусово, Прусское, Прус, Прусы; некоторые из них повторяются по нескольку раз в разных пятинах Великого Новгорода. Это явление совсем иного характера по сравнению с польско-литовскими данными; здесь мы имеем дело с отражением названия «Прусы», «Прусская улица» в Новгороде, которое представляет лишь нечто вторичное по отношению к названию племени литовских прусов.

Новгородские «Прусы» были не прусами, а славянами, носившими имя литовского племени только вследствие наименования одной из улиц Новгорода «Прусской», последнее возникло, видимо, в силу торговых связей с Пруссией— землей настоящих прусов. Название «Прусы», «Прусское» и тому подобные в Новгородских пятинах — лишь следы принадлежности той или другой местности жителям Прусской улицы.

Чудь. Этим именем новгородцы и вообще восточные славяне называли по преимуществу эстов, но часто и многие прибалтийско-финские племена, близкие к эстам по языку.

В частности, так до сих пор русские называют вепсов, в древности именем «Заволоцкая Чудь» обозначалось неславянское население Заволочья, т. е. области «за Волоком», которые расположены по Северной Двине и ее притокам.

С течением времени новгородцы при колонизации северных и северо-восточных земель широко разнесли свои местные термины, в том числе и этнический термин «чудь», применяя его часто к любым остаткам старины. Нередко такое словоупотребление имело действительные основания, так как в Заволочье и далее к востоку имелось немало следов деятельности разных финно-угорских племен, в том числе и прибалтийско-финских, т. е. «чуди» в собственном смысле слова. Однако в значительной мере мы имеем здесь уже обобщение этнического термина «чудь», прилагавшегося нередко без учета действительной племенной принадлежности могильников, городищ, копей и т. п., которые все без исключения именовались чудскими (чудские могилы, чудские городища, чудские рудницы и т. д.), — в том числе так до сих пор именуются многие разработки полезных ископаемых на Урале (вплоть до Оренбургской области), на Алтае и даже в Восточной Сибири. Несмотря на это широкое народное обобщение термина «чудь», «чудской», многие географические имена: Чудское, Чудца, Чудино, Чудской конец, Чудская Гора и т. д. и т. п., являются действительно следами деятельности прибалтийских финнов (не только одних эстов) или указывают на их близкое территориальное положение; так, Чудское озеро (Пейпус) расположено между эстами и псково-новгородскими землями.

Следует, конечно, и в данном случае учитывать некоторые вторичные возможности, так как с течением времени у русских вошло в обиход личное имя Чудин, от которого, в свою очередь, возникло некоторое небольшое число географических названий типа Чудиново. Такие явления без особенной трудности отделяются в данном случае от древних.

Заметим попутно, что географические имена, происшедшие от этнических, чаще всего расположены на пограничьях, на стыках разных племенных групп. Там, где встречаются русские и мордва, мордва и татары, русские и удмурты и т. д., всегда много населенных пунктов с названиями, носящими в первой части соответствующий определитель: Русская (-ое, -ий), Мордовская (-ое, -ий) и т. п.

Во многих случаях это явление новое, насчитывающее с момента возникновения 200—300 лет, а иногда и менее. Имеются, впрочем, и гораздо более старые случаи. Если мы возьмем «Списки населенных мест» Вятской губернии XIX в., то найдем там селений с прилагательным Русская (-ое, -ий) — 50, Черемисская (-ое, -ий) — 35, Вотский — 41, от имени Чуваш — 14, от Мордвы — 4, татар — 37, связанных с именем чуди — 7. Это объясняется пестрым этнографическим составом населения губернии.

Названия Чам Русский и Чам Черемисский, Шуэть Русская и Шуэть Черемисская, а также многочисленные другие в этом духе возникли в связи с надобностью различать отдельные пункты в местах со смешанным населением. Отчасти это возникало само собой, отчасти под влиянием переписей и других форм официального учета, поэтому очень часто имеются параллельно официальное и народное наименования одного и того же пункта.

Приведем еще данные об «этнических» местных именах по «Спискам населенных мест» Пермской губернии прошлого века. Здесь названия Болгары указаны в нескольких местах Пермского и Оханского уездов, Пермское, Пермяки и т. п. — 23 случая, Русское и т. п. — 5, Зыряново и пр. — 25, Вотинова, Вотяки, Вотякова — 10, Черемисская и пр. — 8, Мордвина — 1, Чудиново и т. п. — 10, Корелы и пр. — 6, Чуваш — 8.

Все это следы разноплеменности в разные времена, могущие служить лишь для самых первичных выводов. Однако, например, названия Болгары, относящиеся к Волжским Болгарам, представляют значительный интерес. Особенно любопытно, что в бывшем Красноуфимском уезде указана гора Болгары, состоящая из белого камня, тогда как известно из других источников, что Волжские Болгары строили свои города из белого известняка. Об этом же свидетельствуют и материальные остатки болгарских построек, как известно, весьма значительные.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *