Русская жемчужница

29 Янв 2012

Словарь Даля

Николай Васильевич Гоголь писал о русском языке: «Дивишься драгоценности нашего языка: что ни звук, то и подарок; все зернисто, крупно, как сам жемчуг, и, право, иное название еще драгоценнее самой жизни… В нем все тоны и оттенки, все переходы звуков, от самых твердых до самых нежных и мягких. Он беспределен и может, живой как жизнь, обогащаться ежеминутно».

И все эти жемчуга есть в «Толковом словаре живого великорусского языка», составленном Владимиром Ивановичем Далем.
Это был удивительный человек! Сын врача и сам врач по образованию, ученый, этнограф, лексикограф, мичман русского флота, путешественник, друг A. С. Пушкина, присутствовавший при его смерти 9 января 1837 года.
В. И. Даль всю свою жизнь собирал по крупице сокровища русского языка. В своих рассказах, очерках и повестях В.И. Даль, писавший под псевдонимом Казака Луганского, обогатил нашу литературу огромным новым материалом, взятым из жизни разных сословий и разных областей России: уральских деревень, казахских степей, центральных губерний и столицы.
Сын Льва Толстого — Сергей Львович в «Очерках былого» писал об отце: «Во время составления «Азбуки» и «Книг для чтения» и позднее он не переставал изучать русский язык… и в то же время он читал словарь Даля».
Академик Я.К. Грот упоминает о Дале: «… книга не только полезная и нужная, эта книга занимательная: всякий любитель отечественного слова может читать ее или хоть перелистывать с удовольствием. Сколько он найдет в ней знакомого, родного, любезного, и сколько нового, любопытного, назидательного! Сколько вынесет из каждого чтения сведений драгоценных и для житейского обихода, и для литературного дела».
Я возьму наугад несколько слов из труда В. И. Даля, и читатели убедятся, как много дает словарь
B. И. Даля для познания родного языка.
Для начала вспомним хотя бы такое простое слово, как ДВОР. У Даля приведено множество употреблений этого слова, некоторые из них уже забыты нами: постоялый двор, черный двор, скотный двор; у рыбаков «двор» — место, куда заходит рыба; лесной двор, дровяной — где продают дрова и доски; монетный двор; гостиный; раньше был царский двор, боярский, посольский… От «двор» — дворец, дворецкий, дворянин…
А вот что забор, ограда, двор назывались в древности еще и «вор», мало кто знает. ВОР — ворота, ЗАБОР — засов. Привратник раньше назывался ВОРОТНИКОМ, а современный воротник на платье — от древнерусского ВОРОТ (шея).

Надеюсь, что наши доктора не обидятся, если я скажу, что ВРАЧ происходит от глагола «врать»!
Дело в том, что «врать» обозначало не только «обманывать». Еще у Пушкина глагол этот встречается в смысле «разговаривать, болтать». Например, в «Капитанской дочке»: «Полно врать, Марья Ивановна, кто тебя пустит одну к разбойнику!»
Там же отец Герасим предупреждает старуху: «Не все то ври, что знаешь», то есть не все рассказывай…
И еще в «Капитанской дочке»: «Полно врать пустяки, — сказала ему капитанша, — ты видишь, молодой человек с дороги устал…» »
В древности врачевали волхвы, кудесники, которые лечили больных словами, заклинаниями, изгоняя из них болезни. От древнерусского ВЬРАТИ (говорить) образовалось ВРАЧ.
На Руси слова «волхв» и «врач» существовали одновременно; в одном патерике написано: «Некто отъ Киева прокаженъ много отъ волхвъ и врачевъ лечные помощи улучи».
Между прочим, и выражение «зубы заговаривать» сохранилось от ЗАГОВОРОВ кудесников.

Интересное слово ДОБРО. «В пушкинском «Медном всаднике» Евгений грозит памятнику:

«Добро, строитель чудотворный!» —
Шепнул он, злобно задрожав…

А в «Сказке о рыбаке и рыбке:

«Не печалься, ступай себе с богом!
Добро! Будет старуха царицей!»

В словаре В. И. Даля приведено много значений этого удивительного слова: добро — достаток, имущество, хорошо, ладно, движимость, сильно, крепко, сытно…
Когда говорят о человеке, что он раздобрел, это не значит, что он стал добрым, хорошим, он просто располнел, потолстел.
В рассказе. «Ионыч» А. П. Чехова: «[Старцев] пополнел, раздобрел и неохотно ходил пешком, так как страдал одышкой».
Удобрять землю навозом — делать ее более плодородной, доброй.
Между прочим, отмечу, что «навоз» от глагола «возить», то, что навозят на пашню.
Замечательно, что вкусная булочка СДОБА — сдобренная молоком, сахаром, яйцами,ванилью, как бы удобренная ими…
А вот еще одно слово из далевского словаря, сравнительно недавно резко изменившее свое первоначальное значение, — КАМУФЛЕТ.
У Даля написано: «Подземная вспышка пороха, малая мина, небольшой взрыв для сотрясения и засыпки неприятельской подземной работы». Сейчас это слово чаще всего имеет значение неожиданной неприятности, неудачи. В «Севастопольской страде» Сергеева-Ценского читаем: «…старый сапер, отлично умевший проводить мины, взрывать камуфлеты…»
В комедии «Касатка» А. Н. Толстого Варвара говорит: «Голова кругом идет. Накануне свадьбы такой камуфлет». По-французски camoufler — замаскировать, скрывать.
Все мы слышали слово КАКОФОНИЯ — режущее слух сочетание звуков в музыке или стихах, неблагозвучие. Но Даль приводит еще и слово «КАКОГРАФИЯ — ошибочная правопись, неправильный оборот или расстановка слов». Первая часть этих слов от греческого (kakos) — дурной, плохой.
Редкостное слово ЛЯД. В рассказе А. И. Куприна: «…маленький был такой немчик, ледащий». Говорят и ЛЯДАЩИИ.
В рассказе «Ледоход» Александра Серафимовича жена говорит: «Что ж ты за муж такой… На кой ляд ты мне сдался!»
Говорят еще: «Ну тебя к ляду!», «Пошел к ляду!»
В. И. Даль приводит несколько значений этого слова: «тунеяд, хилый, тощий, распутный, негодный.

Все знают КОСТЕР как кучу горящих веток или дров, но костер значил и «куча, поленница, стог, скирда, рудничное крепление из сложенных стоек», в древнерусском языке КОСТЁР еще и БАШНЯ, КРЕПОСТЬ, ЛАГЕРЬ. Здесь два омонима
«Костер» (castrum) в латинском—укрепление, лагерь. В латинском от castrum уменьшительное casteHum, в средневековой латыни оно стало обозначать «замок» и «храм». Отсюда «костел» — католический храм и «кастелянша» — заведующая бельем в больнице, гостинице, общежитии.
В романе «Цемент» Ф. В. Гладкова написано: «Пройди, Даша, к кастелянше, после стирки белье превратилось в тряпки».
Приведу примеры на разные значения слова «костер» в древнерусском языке.
В Псковской летописи 1387 года: «Поставиша три костры камены у новые стены на приступе»; «И повеле Захарьи посаднику наняти наймитовъ ставити костеръ нада Псковою». Здесь это крепости и башни.
А в Тверской летописи 1216 года: «Не токмо на боище костры мертвыхъ, но и по многымъ местомъ лежаше трупие…» Здесь — кучи убитых после боя.
В «Евгении Онегине» Пушкин так описал Зарецкого, секунданта Ленского:

Раз в настоящем упоенье Он отличился, смело в грязь
С коня калмыцкого свалясь, Как зюзя пьяный…

У Даля отмечено: «ЗЮЗЯ — промокший человек; плакса, рева, пьяный, насосавшийся как губка» ПЕРЕЗЮЗИТЬ — перепить кого…»
В словаре Фасмера, уже после Даля, отмечено: «ЗЮЗЯ — пьяница, неряха».
Это слово находим, например, в «Проселочных дорогах» Григоровича: «Этот зюзя Васильков раскис совсем…»

В древнерусских рукописях встречается слово, отмеченное и у Даля, — ПУЗЪ (пузо): «Два пуза, ржи, десять пузовъ соли, два пуза жита»…
ПУЗЪ или ПОУЗА (пузо) — мера сыпучих тел, отсюда и наше ПУЗО. Представьте себе мешок, полный зерна или соли! От «пузо» — «пузырь» и «пузырек».
Слово «пузо» сейчас приобрело просторечный оттенок, раньше оно и производные от него были нейтральными, например у Пушкина в «Пиковой даме»: «Всякий пузастый мужчина напоминал ему туза»; в «Путешествии в Арзрум»: «В дверях лежал пузатый бурдюк»; а в одном из писем Пушкина: «…человек лет 36… с пузом и в картузе». Также и у А. И. Куприна в рассказе «С улицы»: «Бродяжка лежит на солнце кверху пузом».
У Даля отмечено французское слово ПАЖ. Сейчас оно уже архаично, но привожу его вот почему: почти сто лет тому назад В. И. Даль отметил: «ПАЖ — поясок женский для поддержки юбки при ходьбе».
Значение это было совершенно забыто, а вот теперь снова появилось это слово, и наши женщины и девушки носят пажи, пажики, которые поддерживают чулки.
Пажами назывались также юноши, придворные младшего чина, мальчики, которые шли за царицей, неся ее длинный шлейф. Шлейф этот именовался еще и треном, что по-французски значит «поезд».
Но вот тайны языка: одновременно к нам попало и немецкое слово ЦУГ — тоже поезд. Отсюда и название езды цугом, или гуськом, когда лошади запряжены одна за другой.
В «Войне и мире» Л. Н. Толстого написано: «У Ростовых были именины Натальи… с утра не переставая подъезжали и отъезжали цуги, подвозившие поздравителей».
И это уже было тогда понятно.

Совершенно забытые слова встречаются у Даля: птица ПАСТУХ — болотный коростель или древнее слово СИНЕЦ, что значило, ЧЕРТ!

Есть в словаре Даля удивительный глагол ПРОФАРФОРИТЬ: профарфорить именье — состояние, в смысле прогулять, прокутить. Этого слова сейчас нет, но у нас существует еще более поразительное слово, оно отмечено в словарях — ПРОФЕРШПИЛИТЬ!
У Леонида Леонова в рассказе «Бурыга» находим: «В средних еще годах профершпилил граф все свое состояние на одной комедиантке заезжей…». У А. П. Толстого в рассказе «Ночь в степи»: «А я, брат, совсем профершпилился, — продолжал Вадим Андреевич…»
И в рассказе А. И. Куприна «С улицы»: «…пили и опять играли. Я профершпилился дотла».
Даже у А. И. Писарева: «Были при деньгах, в карты играли, но потом профершпилились».
Считается, что глагол этот от немецкого «фершпилен» — проиграть. Но так ли это? Во всяком случае, это слово состоит из частей, взятых из трех языков: русского предлога ПРО, французского глагола faire (ФЕР) — делать и немецкого глагола spielen (ШПИЛЕН) — играть! Ведь в русском языке существуют слова, которые можно назвать «симбиозными», состоящими из элементов иностранного и русского языков, взаимно помогающих друг другу.

Таких слов довольно много, и с развитием техники будет появляться больше и больше. Вот примеры: атомоХОД, электроВОЗ, АВТОпоилка, АВТОручка, ТЕЛЕвизор, ЭЛЕКТРОбритва, МИКРОпористый, МИНОносец, МИНОмет, сберКАССА, светоФОР, светоКОПИЯ, РАДИОвещание, КИНОпрокат, ЛУНОход, и много еще сами вспомните таких слов-симбиозов!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *