Мишвань

15 Янв 2014

Название Мишвань как обозначение маленького населенного пункта попадается нам несколько раз на Севере, в лесах Коми. Тщетно мы стали бы искать его значение с помощью какого-нибудь словаря коми языка, это было бы напрасной потерей времени. Разгадка здесь находится в воздействии русской (христианской) ономастики на образование личных имен коми.
Мишвань означает просто «Иван Михайлович» (так сказать, «Мишин Ваня»); однако неопытного топонимиста подобного рода явления (внедрение в местную топонимику чужеродных и сильно деформированных личных имен) часто могут ввести в заблуждение, создавая впечатление, будто здесь присутствуют какие-то принципиально иные языковые элементы — нерусские и некоми.

В связи с этим следует считаться с тем обстоятельством, что во многих случаях точное объяснение многих наименований нам трудно доступно вообще, так как часто мы не имеем ни малейшего понятия о древних или даже сравнительно новых личных именах, а особенно об их деформированных и редуцированных формах, получающихся при передаче в иные языки. Так, трудно догадаться, что в марийском (ветлужском) Вомга является передачей русского имени Фомка; входя в местные названия, оно придает им совершенно своеобразный вид, и подобных случаев очень много.

Там, где живут коми-пермяки, мы постоянно встречаемся с такими названиями ручьев, как Иваншор, Романшор, Сенькашор и т. п. Здесь Иван, Роман, Сенька — обычные, не деформированные русские имена, а -шор значит по-пермяцки «ручей».

Таким образом, возникают эти «скрещения» разнообразного языкового материала в местных именах, в которых первое место занимает элемент, зависящий от имени личного (первого поселенца или владельца).

Хорошо, если, как в указанных пермяцких примерах, личное имя (Иван, Роман и т. д.) не деформировано (или деформировано незначительно). В противном же случае географическое название узнается с трудом и его объяснения удается добиться лишь путем тщательного изучения всей истории имени с помощью письменных документов (актов, переписных книг и пр.).

Так, например, в Эстонии существует название населенного пункта Эсна, необъяснимое из материалов эстонского языка. Эстонскому топонимисту М. Норвику удалось с помощью изучения древних земельных актов и описей установить, что эта местность получила наименование от фамилии орденских рыцарей фон-Эссен, эстонской народной формой которой и явилось название Эсна.
Этим же топонимистом документально и совершенно бесспорно установлено аналогичное происхождение ряда подобных названий населенных пунктов Эстонии, ведущих свое начало от имен и фамилий их владельцев в XIV—XV вв.

Совершенно то же наблюдается и на русской почве во многих случаях, как и в других — нерусских — землях, входящих в состав России.

Следует при этом еще раз подчеркнуть, что названия населенных пунктов в любой стране в подавляющем большинстве случаев происходят от личных (а также родовых, племенных, фамильных) имен и прозвищ, часто деформированных и измененных или взятых из другого языка.

Заметим, наконец, что и сравнительно поздняя топонимика, связанная с уже установившимися фамилиями владельцев, часто остается темной без надлежащего изучения актового материала. Это уже отчасти видно на основании вышеописанного эстонского примера Эсна. При отыскании и объяснении местных названий, происшедших от фамилий владельцев, полезны, между прочим, различные родословные книги и тому подобные издания.

К ним часто необходимо прибегать в вопросах топонимики, так как многие фамилии вотчинников и помещиков можно найти там без особых затруднений; ряд подробностей нужно искать в более обстоятельных источниках, особенно в писцовых книгах, межевых актах, делах различных судов и т. д.

Как учить малыша кушать «взрослую» еду?

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *