О важности и баклушах

05 Сен 2011

Бить баклуши

С течением времени слова в нашем языке изменяют­ся, получают иногда совсем другое значение.

Вот возьмем слово «важный». Ну, что общего между важным человеком и… весами?

Важный человек — это человек величавый, испол­ненный достоинства, влиятельный. Иногда говорят о нем — человек с весом. Например, в романе «Дым» И. С. Тургенева: «Литвинов попал на пикник молодых генералов, особ высшего, общества и с значительным весом».

Еще яснее у Грибоедова, где Фамусов говорит:

А в те поры все важны! в сорок пуд…

Это уже буквально.

Прилагательное ВАЖНЫЙ происходит от слова ВА­ГА, что значит вес, тяжесть. Отсюда и переносное зна­чение: важный—человек с весом в обществе.

Значение слова расширилось. У Льва Толстого в рас­сказе «Три смерти» встречаем: «Новые сапоги пришлись по ногам, и Серега сказал: «Эк, сапоги важные!»

А у А. П. Чехова в рассказе «Невидимые слезы» по­мощник исправника говорит: «…важную я вчера индей­ку у Голопесова ел».

У А. С. Пушкина наречие «важно» встречается в зна­чении ГЛУБОКОМЫСЛЕННО в «Граф Нулине».

Теперь она толкует важно  О графе, о делах его…

Слово «вага» было в древнерусском, оно сохранилось в украинском и других славянских языках в том же зна­чении— тяжести, веса, а по-польски waga значит весы.

Можно спросить еще, что общего между починкой обуви и чиновником?

Здесь общий корень ЧИН, он образовал множество слов: чинить карандаш или платье, чинить препятствия, учинить скандал, чиниться — стесняться или, наоборот, бесчинствовать — хулиганить. Начинка пирога и чин погребения, и отчинять — отворять, и чины военные, и подчинение, причина…

Интересно, что от ЧИН и СОЧИНИТЕЛЬ! А ведь со­чинять — это значит устраивать, придумывать.

Сочинитель — выдумщик. А. М. Горький писал: «Как ни забавен был герой рассказа, но все же многим пока­зался сочиненным… Вероятно, все писатели несколько сочиняют,- изображая людей такими, какими хотели бы видеть их в жизни» (Публика).

Присочинить — приврать, выдумать небылицу.

В рассказе «Лунин и Бабурин» И. С. Тургенева: Лу­нин «любил высокопарные выражения, и если не ко лжи, то к сочинительству поползновение имел сильное».

Изменился смысл выражений БИТЬ БАКЛУШИ, БАЛЯСНИЧАТЬ, то есть ничего не делать, и ЛЯСЫ ТОЧИТЬ — смеяться, болтать, зубоскалить, шутить. Ос­талась в нашем языке поговорка: «Лясы точит — лю­дей морочит». И в литературе слова эти живут: у А. Н. Островского в драме «Козьма Захарьич Минин-Сухорук» Темкин говорит: «Тебе только разговаривать, лясы точить, а дело-то делать, видно, не любишь», а в поэме Н. А. Некрасова «Кому на Руси жить хорошо» о Павлуше Веретенникове говорится: «Горазд был он ба­лясничать…»

У Льва Толстого в «Детстве»: «…папа сказал, что бу­дет нам в деревне баклуши бить… что пора нам серьез­но учиться».

А когда-то очень давно поленья разбивали на час­ти — ЧУРКИ, или БАКЛУШИ. Из них вырезали ложки, посуду. Ведь и до сих пор у нас существуют деревян­ные ложки и миски.

Но ведь это была работа, почему же она считалась неделанием?

В старину все делалось вручную, труд был тяжким, а такая работа, как раскалывание чурбаков, всерьез не принималась, и бить баклуши за труд не почиталось.

Токарный станок был известен уже в эпоху Петра Первого. Сам Петр очень любил вытачивать из дерева разные вещички и дарить их окружающим. Для царя работа на токарном станке была развлечением, отдыхом от государственных забот. Точить балясы (или лясы) — простые столбики было очень легко, токари во время этой работы шутили, зубоскалили, вот почему и переосмыслилось выражение: «лясы точить» — болтать и пе­ресмеиваться, а не трудиться! «Балясы» — из итальян­ского, где Balaustra — колонка, во французском это сло­во отразилось как Balustre, Balustrade. От французского Balustrade и наше «балюстрада».

Остановимся теперь на словах КАНИТЕЛЬ и МИ­ШУРА.

Канитель и мишура — тонкие металлические нити золотого или серебряного цвета. Раньше ими вышивали платья.

Хотя канитель слово французское, оно было извест­но на Руси очень давно, есть оно в описании одежды Бориса Годунова: «На вороту 9 кляпышовъ сажены женчугомъ и канителью» (1589 год).

Слово «мишура» породило слова «мишурность», «об­мишуриться», то есть принять не стоящий ничего пустяк за что-то ценное, забыв, что «не все то — злато, что блестит». У Пушкина слово «мишура» упомянуто в вось­мой главе «Евгения Онегина», где Татьяна говорит:

А мне, Онегин, пышность эта, Постылой жизни мишура…

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *